Истина



 Нажмите если понравилось

  • МАГИЯ заговоры обереги талисманы привороты гадания

Зима в сердце

Зима в сердце. Не проходящая зима. Зима, не зависящая от времени года?.. так бывает. Зима в твоем сердце. Уже давно. Много лет. Ты чувствуешь ее физически. Тебя знобит, когда всем жарко. Ты кутаешься в шаль, когда подруги надевают летние платья. Тебя обдает холодом, бросает в дрожь, когда ты оказываешься в объятьях разгоряченного, некогда любимого мужчины – мужа. Ты еще помнишь, как нежилась под его горячим взглядом. Твоя душа плавилась, как воск свечи, таяла, словно весенний снег от прикосновения ласковых лучей весеннего солнца. Превращалась в веселый, беззаботный ручеек. Таяла. Это было. Все в прошлом. Теперь, зима обитает в твоем сердце. Там пусто, холодно, безнадежно...

Зима в сердце

1.

- Ася. О чем ты думаешь?

- Я? Ни о чем. Так, глупости... Ася вздрогнула, поежилась, будто по ее спине провели осколком льда.

- У тебя температура?

- С чего вдруг?

- Ты мерзнешь. На улице +25. Лето. Ты не здорова?

- Лето? Нет, зима. У меня всегда зима. Зима, здесь, в сердце! Понимаешь? Прости. Это нервное. Не обращай внимания.

2

Конец июля. Солнечное утро в Омске.

Ася, счастливая, с полными авоськами, вспорхнула с подножки автобуса. Вспорхнула и полетела навстречу своему счастью, навстречу мечте, или судьбе. Так порхать может только советская женщина... оставаться веселой, счастливой и привлекательной, когда у тебя в руках в общей сложности килограмм 20-30... западным леди, в страшном сне не приснится...

Светофор весело подмигнул молодой женщине зеленым глазом. Мол, вперед, девонька. Путь открыт!

Ася улыбнулась, не то светофору, не то, своим мыслям... Весело зашагала по зебре.

Мысли. Да, мысли. Сегодня годовщина свадьбы. Первая годовщина их свадьбы. Ее, Аси и самого красивого, самого любимого, самого желанного... самого настоящего мужчины на земле, ее Геночки, Генчика, Геннадия...

Ася специально взяла отгул. Пробежалась по магазинам, потолкалась по очередям. Но. Главное. Купила почти все, что запланировала. Что не купила, с легкостью заменит другими, более доступными продуктами. Не впервой. Вернется Гена с дежурства, а дома его ждет любимая молодая жена, праздничный стол, затем необыкновенная ночь любви... Сюрприз...

3

Ключ долго не хотел поворачиваться в замке. Что-то мешало. Авоськи, будь они не ладны. Фу. Открыла. Слава Богу, не придется звать дворника, чтобы попасть в квартиру. Замок заедает уже давно. Но. Гена целыми днями на службе, устает очень. Как говорится: свои не чинят, чужие не ходят...

Впорхнув в квартиру, Ася направилась в кухню, но... зацепилась ногой за что-то, чуть не упала. Правильно Гена говорит, нескладная я, подумала Ася. Вечно спотыкаюсь на ровном месте.

Ася опустила глаза, чтобы понять, за что же на самом деле зацепилась. Глаза стали привыкать к полумраку коридора... Женские босоножки, Югославские, на пробковой танкетке. Месяц назад давали в Универмаге. Ася с девчонками в обеденный перерыв бегали. Не хватило. Размер на вскидку ... ну, больше чем 39... явно не подарок для любимой жены... ношенные...

На полу валялись разбросанные вперемешку мужские и женские вещи. Валялись так, будто кто-то в спешке переодевался перед следующим концертным номером...

Вот тебе и номер... Вещи Генкины. Китель, рубашка, галстук, брюки... Женские вещи. Трусы, платье...

Ася шла, как ищейка по следу, шла, ничего не соображая, забыв поставить тяжелые авоськи.

В полумраке наткнулась на прикрытую дверь. Пнула дверь ногой и остолбенела.

На столе два хрустальных бокала, подарок на свадьбу. Тетя Мила где-то достала. Царский подарок. 12 шикарных бокалов ручной работы с позолоченной каемкой по краю. Пустая бутылка из под шампанского. Коробка Птичьего молока, которую Ася достала по случаю и сохранила для сегодняшнего застолья...

На диване, на новом постельном белье, из Асиного приданного, спал любимый муж и рыжая прыщавая кобыла. Оба были голые. В комнате пахло потом и спермой...

Ася молча смотрела на спящую парочку минут десять. Шок не проходил. Через 10 минут появились первые чувства... боль в руках. Больно резали ручки авосек, которые Ася так и не донесла до кухни.

Ася медленно опустила авоськи на пол, тихонько задвинула их в угол. Вышла из комнаты, затем на площадку. Зачем-то позвонила в дверь соседки напротив. Маша, веселая толстуха, многодетная мать, открыла дверь с полотенцем в руках. Растыка. На голове «птичье гнездо, лицо перепачкано мукой, халат неопределенного цвета, от старости ...

- Привет. Заходи. Чай будем пить. У меня пироги поспели.... Хотела еще что-то сказать, но поперхнулась словами, глядя на выражение лица молодой женщины.

Ася молча взяла соседку за руку и потянула за собой в квартиру.

Ошарашенная Маша, шла молча. Молча зашли, молча постояли, посмотрели. Молча вышли...

Маша пришла в себя первой.

- Пойдем, подруга, плюнь, все они козлы вонючие. Мы с тобой сейчас чего покрепче чая накатим...

Ася повернула лицо, посмотрела безумным взглядом, поднесла палец к губам.

– Тссс! Молчи! Я пойду, мне надо... Молчи! Поняла?

- Ага, ага. Согласно замотала головой испуганная женщина. А я чего, я и так молчу. У меня, что своих дел нет?! Я, как рыба. А ты куда? К маме?

- Нет. Мне надо. Ася, не поворачиваясь, еще что-то пробормотала и побежала вниз по лестнице.

4

Ася бесцельно бродила по улицам любимого города. Странно. Не хотелось ни плакать, ни кричать. Ничего не хотелось. Не было ни мыслей, ни эмоций, ни чувств. Впрочем, чувства были, одно, было точно. Было чувство холода. Холод пронизывал насквозь все тело. Но. шел холод не с наружи, он шел изнутри. Холод шел из сердца. Сердце Аси словно обледенело. В нем шел снег, бушевала лютая метель. В ее сердце наступила зима.

5

- Ася. Что было дальше? Пытаюсь разрушить нарастающую оглушительную тишину, наступившую после рассказа. Ты поговорила с ним? Что он тебе сказал?

Ася, поежилась, медленно повернулась ко мне.

- Поговорила? Нет. Зачем? Разводиться я не собиралась. Знала, что Санькой беременна, делать не родившегося ребенка сиротой? Ну, уж нет. Сама росла без отца, знаю, каково это. Врагу не пожелаю...

- Так что дальше было? Мне хотелось вывести Асю из ступора. Мне казалось, она еще не выговорилась.

- А ничего не было. Была тихая счастливая семейная жизнь. Ребенок рос. Генка в сыне души не чаял. Меня трахал, как положено любящему мужу – часто, качественно. А сам гулял на право и на лево... спасибо, не открыто... спасибо, не ушел к очередной своей шлюшке... не оставил сына...

А я, что я?! Я все это время его ненавидела. Кто бы знал, как я его ненавидела. Ненавидела и любила. Потом, просто, ненавидела. А потом, а... Что теперь об этом.

Ася как-то странно посмотрела на меня. Мне показалось, нет не показалось, в ее взгляде была холодная, злая ирония.

- А теперь, мой милы муж, имеет наглость ревновать меня к каждому телефонному столбу. Представляешь, скотина. У него там... давно уже на пол шестого. Вот он и решил, что я такая же. Как его шлюшки дежурные. Вот так, подруга! Следит за мной. Я на работу, он за мной. Смешно. Делаю вид, что не замечаю.

- Да, уж. Обхохочешься. Он хоть в курсе, что ты тогда его видела с этой бабой в собственной постели?

- Даже, если и в курсе, то тщательно это всю жизнь скрывает. Он тогда меня встретил, как ни в чем не бывало. Я пришла. Квартира убрана. Авоськи мои в прихожей, в угол задвинуты, не разобраны. На столе ужин, бутылка шампанского, те же бокалы, только мытые и коробка Птичьего молока. Представляешь, сволочь. Утром, правда, бурчал, что я была с ним холодна. Что впервые за время семейной жизни, он трахал не жену, а «снежную королеву». Вот так, подруга. Вот так.

Послесловие.

Прошло более 25 лет. Почему я вдруг сегодня вспомнила эту историю? Не знаю. Не виделись мы с Асей лет двадцать, наверное. Где ты, подруга моя дорогая? Как живешь? Оттаяло твое сердце? Закончилась затяжная зима? Простила ты того, кто был первым любимым, первым мужчиной, того, кто стал отцом твоего сына.

Говорят, время все лечит. Может ли время вылечить болезнь, название которой «зима в сердце»?

 
© 2017 Женский журнал Дина Зима. Все права защищены законом РФ об авторском праве.
Публикация материалов сайта на других ресурсах, только с письменного согласия автора.